Рейтинг@Mail.ru

Скачивайте наши приложения

Мои первые роды (рождение Володика)

Lilia
Сообщения: 3017
Зарегистрирован: Вт окт 18, 2005 12:24
Благодарил (а): 45 раз
Поблагодарили: 16 раз

Мои первые роды (рождение Володика)

Сообщение Lilia » Пт сен 08, 2006 13:32

Раз уж появился такой раздел, то и я свой рассказ о родах заброшу. :)

Конечно этот рассказ надо было написать уже давно, 6 лет назад, когда воспоминания были еще свежи, но все как-то не получалось, и все те чувства и переживания трудно выразить словами, но я попробую.
Нельзя рассказывать о родах, не рассказав о беременности. Так что начнем с начала.
Первая беременность была относительно легкой, никакого токсикоза и в помине не было, и если бы не тест, сделанный мною спустя месяц задержки, то я бы и не подозревала, что беременна. Вообщем, узнав об этом чуде, мы с мужем были безмерно счастливы, особенно я, т.к. у моей мамы долго ничего не получалось с этим, и я думала, что меня постигнет та же участь. Но у нас все получилось очень даже быстро – через месяц после свадьбы.  Мы тогда учились в институте на последнем курсе. На пары надо было ходить время от времени, но меня это сильно не нагружало, наоборот – надо же чем-то заниматься 9 месяцев. Как раз к концу учебы в институте надо было готовить диплом, и посещение жесткое уже не требовалось. Но муж работал и учился, а я училась за двоих (кому-то же надо было ходить на пары и писать конспекты). Короче говоря, это все очень хорошо сливалось с беременностью, никто из окружающих ни о чем не подозревал, кроме моей подружки, с которой мы учились, которая впоследствие и стала кресной моему первому малышу. Стала я на учет в консультации, как положено, до 3 месяцев, где-то в 6-7 недель. Консультация при 3-м роддоме, он у меня был через дорогу от дома. Ходила, как пионер, сдавала все анализы. Все было отлично, не считая дикого голода, который временами накатывал (оказывается, это у меня так выражался токсикоз первой половины). Но стоило что-нибудь съесть, как все становилось на места.
Вот и пришло время первого УЗИ. Я, наивная девочка, естественно пошла на УЗИ при 3-м роддоме. А там такое УЗИ! Ужас! Там не только патологии, там ребенка с трудом видно. Мне поставили по УЗИ тонус матки, угрозу прерывания и деструктивные изменения плаценты. Конечно же я напугалась, врач меня сразу же отправила на сохранение. Как потом оказалось, такой диагноз был очень распространен и его ставили практически каждому, если учесть, что на УЗИ ничего не видно. Вообщем, я попалась на эту удочку. Но, как говориться, с вещами – на выход.
Тут и начинаются «прелести» роддома. В палате по 6 человек беременных, у каждой свои «мухи» в голове. В отделении лежат вместе те, что на сохранение с теми, что на аборты... Вообщем , наслушалась я там и насмотрелась, ужас! По беременной психике, конечно же удар. Но самое, что меня поразило, это наша современная медицина: всех лечат одинаково. До 20 недель – всем прогестерон, после – магнезию. У меня как раз было уже к 20 неделям, поэтому мне кололи в капельницах магнезию. Кровати там такие, что спать невозможно. Короче, я ночами не спала, ходила по больнице, просилась к медсестрам, дежурившим, может вам что помочь надо, я все равно не сплю. Неделю так отмучившись, со мной начались истерики. Девочки уходили на ночь домой и я стала уходить. Но к 8 утра надо быть на месте! Помню, как я летела туда, чтоб успеть, бежала вверх по лестнице на второй этаж – это та, что сохраняется! Я уже сейчас думаю, если бы действительно что-то было со мной не то, то это «сохранение » могло вообще плохо кончиться. Дело было ближе к Новому году, я стала нервничать, что меня до НГ не выпишут, а девченки по палате еще издевались, что все должны здесь «отлежать» как минимум 3 недели. Кончилось все тем, что я закатила врачу скандал (довели!), и сказала, что если он меня не выпишет, то я сама уйду, мне все-равно больничный не нужен. Там же, на сохранении послали меня на УЗИ. Свекровь кому-то позвонила за меня, пришел какой-то профессор, которого в роддоме все боялись. Он и делал мне УЗИ. Это был единственный приятный момент из всего «сохранения». Он посмотрел на монитор и сказал: «Кажись хлопчик.» Не знаю почему, но тогда я была такая счастливая, что знаю кто! Как будто уже родила! Может от того, что мое внутреннее чувство меня не подвело – с самого начала хотелось девочку, но в середине что-то подсказывло, что там не девочка. Но сказал, что тонус матки все же остался. И это после всех магнезий. Выписали меня 30 декабря, под самый НГ. После этого я сказала себе – ВСЕ! Никаких больше сохранений без реальных на то показаний.
Все дальше шло хорошо. Моя беременность перевалила на вторую половину, животик начинал заметно расти. Тогда у нас был какой-никакой выход в интернет, я не вылазила с сайта мама.ру, нашла в инете книгу Грантли Дик Рида «Роды без страха» и выучила отдельные главы про роды практически наизусть. Не могу сказать, что страха у меня перед родами не было совсем, но эта книга очень помогла мне от него избваляться. Оставалась найти хорошего врача или акушерку. По рассказам, мамы, свекрови (а она 3-х родила), главный человек в родах – это акушерка, значит надо было договпариваться с акушеркой. После того сохранения я сначала вообще не хотела слышать ничего про 3-й роддом, но потом меня переубедили, что мол, какая разница, где, главное, чтоб человек надежный был (в смысле акушерка), да и близко к дому, всегда кто-то прийдет. Посоветовали нам в 3-м роддоме старшую акушерку – Матвейшину Любовь Федоровну. Мы пришли знакомиться с ней, когда у меня срок уже был 7,5 месяцев. Я почему-то думала, а вдруг не доношу. Я ее как только увидела, как-то сразу почувствовала, что она – очень хороший человек (при всем моем недоверии врачам), ей как-то сразу доверилась. Она посмотрела мою обменку, дала свой телефон, сказала, как начнется, сразу звони и приходи в роддом.
После этого началось мое ожидание. Не то, чтобы мне было тяжело, нет – напротив, мне даже нравилось быть беременной. Я до последнего ходила в институт. Срок родов мне ставили – 15 мая. На 9-м месяце я была еще достаточно спортивная – если не успевала на трамвай, могла и подбежать с пузом.  Вообще к концу срока у меня был какой-то физический подъем, я моталась так! Сумки с едой с базара таскала. Короче говоря, срок уже подходил, и народ уже начинал донимать вопросами, ну когда уже? Вечером 15 мая, как и полагалось, начались легкие схватки: живот то напрягался, то расслаблялся. Я уже подумала – ну все, началось! Но было совсем не больно, думаю, ну чего я буду акушерку беспокоить на ночь глядя, если уже невмоготу будет, тогда и пойду. Вещи уже 2 месяца, как были собраны. Я лягла спать, думаю, если это настоящие схватки, то они сами усилятся, а если ложные – то пройдет. Утром проснулась как ни в чем не бывало – все прошло. Даже в институт поехала, сидим с девчонками хихикаем, типа мне сегодня рожать.  И все! Хожу я дальше, уже 41 неделя пошла, ничего не начинается. Начали меня в консультации уламывать в конце 41 недели ложиться на профкойку, а мне ну так не хотелось! Я ж уже знала все «прелести» их роддома. Я вообще хотела прийти, родить и уйти, если б так было можно. Короче, позвонила я акушерке, говорю, так мол так, ничего не начинается. Она говорит тоже, ложись на эту профкойку, она тоже была ЗА естественные роды, говорит, подождем еще недельку, может срок неверно определили, УЗИ еще раз сделают (уже 5-й!). Кстати на всех предыдущих УЗИ тетка говорила, что мальчик.
В понедельник опять с вещами на выход. Только теперь меня уже могли выписать только через 5-й этаж. Опять та же ситуация: те, что на сохранение лежат с теми, кому рожать в одной палате. Всем одинаково колят фолликулин (тем которым рожать), утром и вечером меряют давление. Все у меня в идеале, но схваток нет как нет. Акушерка навещала меня каждый день. Она вообще была такая внимательная, мы с ней там уже поближе познакомились. Дело подходит к среде – ничего. Сказали, сделаем тест на окситацин, у многих сразу после него начинается. Положили меня, вводят в вену окситацин, спрашивают: ну как?- ничего. Ну, говорят, походи, побегай, может к вечеру и начнется. Что я только не делала, уже и вокруг роддома круги наворачивала, и приседала, и вверх-вниз по лестнице – ничего не помогает. Да о чем было говорить, если я до этого носилась, как лошадь, то что уже поможет? Как потом узнала, это мне «сохранение» сослужило такую службу. У всех, кому кололи магнезию, потом нет родовой деятельности, а может еще и наследственность – меня мама рожала 3-е суток! Роды были такие, что и я, и она еле живы остались, меня вакуумом тащили. Короче, сказала акушерка, что дальше тянуть уже нет смысла - 42 неделя, по всем срокам я уже хорошо переносила, в пятницу будут вызывать роды. Я уже была готова ко всему, только бы родить и увидеть малыша. Пятница была как раз 26 мая, день родов был предопределен, акушерка отпраила меня в четверг домой, помыться и приходить вечером в роддом, ночевать я должна была там. Вечером мне сделали клизму и еще утром. Еще такая противная медсестра попалась, всю малину мне перед родами испортила. Я ж там лежала и у меня было много вещей. Сказала, в родзал взять только один кулек с медикаментами и все. А куда мне было это все девать? Я еще такой Плюшкин – полдома с собой взяла. У меня и так нервы никуда, ночь перед этим не спала, короче я в истерике, кое-как успокоилась. Меня и еще несколько девочек посадили в лифт, повезли на 5-й этаж. Они меня спрашивают: ты что, в трусах? Я говорю: да. Они:А нам не разрешили!
Тут и начинаютсь ужасы роддома. Даже сейчас, пишу все это , вспоминаю, уже дрожь такая по всему телу, что с трудом попадаю пальцами по клавиатуре. Сколько бы я себя не готовила к родам морально, книжку читала, внушала себе, что все пройдет нормально, все равно вид и звуки предродовой палаты перечеркнули все на свете. 8 утра. Заходим мы: решетки на окнах, как в тюрьме, мрачно, на кроватях рыжие клеенки, и ко всем ужасу из палаты доносятся дикие крики, такие душераздирающие, что мороз покоже! Картина: лежит девочка-роженица под капельницей, кровь из промежности течет. У нее видимо схватки, и при каждой схватке она орет так, что у меня в ушах закладывает. Можно только представить в каком я была ужасе! И мне должны были пославить ту же самую капельницу с окситацином. Положили меня и постаили эту капельницу. К тому времени пришла моя акушерка, а я лежу под капельницей, дрожу, зуб на зуб не попадает, то ли от страха, то ли от холода. Схваток у меня по прежнему нет, а та девочка орет! Оказывается, она пролежала ночь под этой капельницей, схватки идут, а раскрытия никакого. Доктор, с которым она договорилась, мирно сидит в коридоре, даже к ней не подходит. Она просит всех, кто заходит в палату, позвать кого-нибудь. А врачи, видимо уже привыкшие к ее крикам, говоря, ей все время плохо, она ждет кесарево. Ну, так блин, сделайте же что-нибудь, хоть какой-нибудь укол обезбаливающий – ничего! Девочек, что со мной ехали на лифте, посмотрели на кресле и отправили обратно – рано еще. В 10 часов пришла заведующая Валерия Николаевна. Как оказалась, моя акушерка работает только в паре с этой заведующей. Насколько хорошая была акушерка и настолько же гадкая заведующая – такая грубая, просто ужас. Посмотрела она меня, решили проколоть плодный пузырь. Схватки у меня начались, но были еле-еле, неощутимо вообще. Боли не было, был только страх от всего увиденного и происходящего. Я лежала и пыталась его побороть, потому как читала, что страх замедляет процесс родов, который у меня и так не начинался. Когда я увидела эту рапиру, которой прокалывают пузырь, мне вообще сделалось плохо. Но, как оказалось, прокалывать его было вообще не больно. Хуже стало от другого, но уже не только мне, а и всем врачам окружающим, когда они увидели, какого цвета мои воды. Воды было очень мало, стакан максимум, но они были не то что зеленые – черные! Акушерка уже не на шутку испугалась, давай брать их на анализ, стали решать, что со мной делать. Капельница доходила до конца, а схваток толком... ну были немножко, но с каким-то разным промежутком, я не могла засечь, через сколько, длительность – все было как-то беспорядочно. Девочу ту отвезли на кесарево – стало поспокойней, но народ в палату все прибывал и прибывал. Такое было впечатление, что все собрались рожать в пятницу. Их привозили по скорой, и из нашего 2-го этажа. Сразу была видна разница, между теми, кто договаривался и теми, кто с улицы. Одна девочка вместе с нами рожала второго, говорила, что кричать не будет, но у нее случились стремительные роды, и под конец она орала так, что мало не казалось никому, но зато быстро родила девочку. Кстати, было интересное явление, до 12 часов все присутствующие рожали девочек, а после 12 пошли мальчики. Капельницу мне сняли и сказали, что можно ходить, все уговаривали на кесарево. А я как раз читала, что надо обязательно ходить, если нет никаких потологий (давление, например), тогда роды проходят лучше. И мне действительно стало лучше. Схватки пошли чаще и регулярней, уже стало ощутимо, но не так, чтобы орать, пока все было терпимо. К ужасам предродовой палаты я потихоньку попривыкла, шок прошел и я взяла себя в руки. И теперь я наблюдала за вновь прибывшими (у многих тоже был начальный шок), даже пыталась их успокоить. Меня уже уговорили на кесарево, потому что раскрытие было только 2 пальца, даже привезли каталку. Я была уже согласна на все, только бы был хоть какой-то финал, да и боялась, что ребенок всего этого не выдержит, как только схватки начались, я не чувствовала шевелений, хотя говорили, что сердце стучит. Но тут произошел какой-то переломный момент, как раз у врачей была пересменка, обед, было где-то часа 2 дня. У меня уже пошли хороший схватки. Акушерка продолжала верить в меня и доказывала всем врачам, что я рожу сама: при моем росте живот был небольшой. Что-то она мне каждый час колола, по-моему но-шпу и хлористый кальций. Вообщем, решили меня не трогать, я себе ходила и потихоньку выла (не громко), просто я это тоже читала, что так легче, когда идет схватка, то надо ее пропеть или промычать, действительно было легче. Народ в палату все прибывал, то ли роддом был дежурным, все везли и везли. Но мне уже было все равно. В родах наступает такой момент, что ты, как бы отключаешься от внешнего мира и уходишь в себя, слушаешь только себя. К боли я привыкла, т.к. было это все постепенно. Каждый час смотрели на кресле раскрытие. Вот это было больно, там даже немного пришлось покричать, видно они пытались механически раскрыть шейку. Заведующая уже тоже согласилась, что я рожу сама, т.к. раскрытие стновилось все больше. Я ходила и ходила, акушерка все чаще приходила ко мне и спрашивала, как дела. Схватки уже были сильные. Потом произошел еще один переломный момент, я почувствовала, как мой живот вдруг пошел резко вниз, как говорят опустился. Мне вдруг резко стало тошнить и я вырвала прямо в палате. Представляю, как «весело» было вновь прибывшем, но меня это уже давно не волновало. Акушерка пришла и сказала, что надо съесть шоколадку, чтоб были силы и скоро пойдем рожать. Я съела, но почти сразу ее и вырвала. И после этого пошли потуги. Даже как-то боль ушла, а просто пошло давление вниз. Акушерка просекла это дело и быстро повела меня в родзал. До этого я думала, что в родзал везут, а тут оказывается своими ногами идти надо.  Я даже еще не хотела идти, чувствовала, что еще не время. Когда зашла в родзал, посмотрела на это все, у меня даже потуги прикратились. Положили меня на это кресло, это было даже не кресло, а какой-то диван. Внизу дивана по бокам должны были быть вожжи. С одной стороны одна была, а с другой стороны я ее не нащупала – поламали. Акушерка приоделась во все родзальное – маска, какой-то халат, забрызганный кровью. Вокруг меня собрались все врачи, которые на то время там находились – в основном мужики. Родить надо, как положенно – за 3 потуги. Я лежу, а потуг толком нет. Короче говоря, роды устроили искуственные. Акушерка командует тужся, я тужусь со всей дури, мужики по обе стороны давят на живот, а она раскрывает внутри шейку. Как проходил ребенок через родовые пути, я толком и не ощутила, настолько больно они давили мне на живот, даже скорее на ребра. Он как-то даже проплыл, и хотя воды у меня было мало, роды были не на сухую. Вода осталась у него сзади, может благодаря этому он был еще живой. Они его вытащили и куда-то унесли, но я не услышала, чтоб он закричал! Я прямо села на этом диване, стала говорить: Покажите! Покажите! Почему он не кричит?! Они сказали – сейчас закричит, и действительно- малыш закрякал! Сколько было моей радости, этого невозможно передеть! Акушерка подняла его вверх и я увидела его: какой он был КРАСИВЫЙ! Черненький, как я и хотела, а главное – похож на папу! Волосы у него были длинные и от того, что были мокрые, укладывались волнами, сам он весь был с с зеленым отливом. А мужики-врачи, стоявшие там, все заулыбались, говорят мне: Посмотри, какая мужская гордость! – показывая на его яички, которые от долгого пребывания в воде были отечными и казались ну просто огромными. Вообщем, это был момент такой радости, которой я ни до этого ни после не испытывала никогда. Я настолько была счастлива, что казалось, что счастливей меня нет на свете. Даже бездушная заведующая отметила, что я совсем преобразилась сразу после родов.
Но это был еще не конец. Ребенка понесли откачивать на какой-то аппарат, взвешивать и т.д., а я должна была еще родить плаценту. Схваток на нее не было, прошло минут 20, врач надавила на живот в очередной раз и моя плацента плюхнулась в ящик. А мне ж так было интересно не нее посмотреть. Говорю акушерке: покажите плаценту. Она мне показала: такой большой кусок мяса, похожий на печень животного. Но по виду акушерки я поняла, что что-то не так. Опять собрались вокруг мен врачи. Я жутко боялась, что сильно порвалась и что будут зашивать без наркоза. Почему-то зашивать я боялась больше самих родов. Ничего мне не говоря, акушерка вколола мне что-то в вену и сказала считать до 20. Оказывается, плацента не вышла вся, а что-то осталось и пришлось делать еще и выскабливание, так называемое ручное вмешательство, но об этом я узнала позже. Я думала, что наркоз мне делали, чтоб зашивать. А зашивать было особо нечего, наружных швов не было, только внутренние. Наркоз подействовал и все поплыло, весь родзал закрутился у меня перд глазами, а дальше были со мной какие-то странные ощущения, как будто я лечу по лабиринту с розовыми мягкими подушками, и вливаюсь в них. Наркоз – это вообще такая штука, он все находящиеся в данный момент эмоции усиливает. Т.е. если мне было очень хорошо, то под наркозом, было вообще супер! Я даже слышала, что они говорили вокруг, слышала как ножницами чикали, потом было такое чувство, что я то приближаюсь к себе, то удаляюсь. Очнулась – никого вокруг нет, на соседнем кресле лежит девочка, ее положили рожать. Смотрю, у нее лицо такое испуганное! Я давай ей втирать, что рожать не больно, уже не помню, что я там плела после наркоза. Пришла моя акушерка, а я после наркоза смотрю на нее, а у меня в глазах троится. Помню, что я очень хотела и пыталась тогда ее обнять, так меня переполняли чувства. Я была ей так благодарна, что все хорошо закончилось. Если б не она, мне бы точно делали кесарево и не церемонились. А она и за ребенком потом ухаживала и за мной. Ребенка тем временем спеленали и детская врач поднесла мне его показать. Помню, он еще тогда так внимательно посмотрел на меня, у него с самого рождения был осознанный взгляд. Сообщили вес, рост и время родов: 3600, 53 см, родила в 18-30. К груди не приложили, мол после наркоза нельзя было, а я так хотела его покормить! Сказали, отдыхай, и он тоже пусть отдыхает. Малыша унесли в детское, а меня вывезли на каталке в коридор с грелкой со льдом на животе, где я должна была по уставу роддома отлежеть еще 2 часа. Все ходили мимо меня и улыбались, радовались, что все хорошо закончилось. Только анастазиолог (старый мужик) был какой-то недовольный, волком на меня смотрел. Как оказалось, акушерка на себя взяла всю работу, а он хотел на мне заработать, на наркозе. Отлежала я 2 часа и меня повезли на этой же каталке в палату. Сначала в лифт. Они, конечно, с этими каталками не церемонятся, везут, как будто там не живой человек лежит, а вообще неизвестно что. Привезли на 3-й этаж, по-моему 330 палата. В палате никого, мне даже предложили выбрать кровать – и я выбрала ту, что возле окна. Переложили меня и оставили, сказали еще час не вставать. Я лежу, а мне уже в туалет хочется, но нет никого. Что делать, пришлось встать. Думала, что будет тяжело, а оно наоборот, живота-то нет, классно так: иду и живот трясется! Потом лягла, лежу и у меня такое состояние возвышенное! Мысли в стихи складываются. Я даже пожалела, что тогда у меня не было бумаги и ручки (все осталось на 2-м этаже, а вещи мне так никто и не передал). Было состояние какой-то отрешенности и вместе с тем огромной значимости себя, что я наконец-то исполнила свое предназначение на Земле, что я живу не зря. У меня даже было чувство, что мой родившийся ребенок какой-то необыкновенный, самый-самый, хотя видела я его всего 2 раза. В тот момент мне никто не был нужен, мне даже было как-то удивительно от этого, я была настолько самодостаточна и довольна собой и родами, что мне даже не нужны были никакие родственники, хотела видеть только мою акушерку, чтобы выразить ей благодарность хотя бы на словах. Но она уже к тому времени ушла. Чуть позже мне принесли записку от мамы и мужа с поздравлениями. Через 2 часа ко мне в палату привезли еще одну девочку из тех, что рожала со мной на 5-м этаже. Так получилось, что мы вместе с ней лежали в дородовой на 2-м этаже, там познакомились, общались, родили в один день с разницей в 2 часа и еще и в одну палату попали. Она тоже родила мальчика весом 4 кило! Дело было к ночи, но спать совсем не хотелось, что ей, что мне. Мы лежали и болтали где-то до часу ночи. Потом как-то все-таки заснули.
На следующий день была суббота. Было так тихо и спокойно, никто нас уже не трогал. Отделение, где лежат с детьми, настолько отличалось от предыдущих. Казалось, что вообще никого нигде нет. Врачи не ходят толпами, девочки тоже не особо по коридорам, все возле своих деток. А нам наших пока не несут. Потом пришла медсестра из детского, сказала, что если хотите, принесем. Конечно хотим! Сначала принесли моей соседке, смотрю – он такой маленький – 4 килогармма. Принесли мне, а мой еще меньше – 3600, говорят, он даже 200 грамм потерял. Медсестра к груди приложила, а он как вцепился!- наверное не кормили (слава Богу). Вообще медсестра говорила, что он всю ночь проспал, видно ему совсем тяжко пришлось на родах. Деток нам принесли уже на совсем. Рядом с моей стояла детская кроватка. И действительно, сколько мы были в роддоме, столько он спал. Каждые 3 часа кушал и спал – идеальный ребенок. Я абсолютно нормально себя чувствовала, чтоб за ним ухаживать. Акушерка приходила ко мне каждый день, помогала расцеживать грудь, все рассказывала. Но у нас никак не отпадал пуп. Оказывается, надо было еще самой дополнительно обрабатывать, а я не знала, может еще и потому, что у нас была солнечная сторона и было очень жарко, а ребенок был по уставу запеленат в 2 пеленки – простую и баевую плюс еще внутри памперс. Сейчас с ужасом думаю, что я вытворяла? Конечно я его запарила, а пупок должен сохнуть. Короче, на 6-й день нас должны были выписать, а пуп все не отпадает. Детский врач сказала, если хочешь выписаться, давай мы ему пуп открутим. Забрали его в детское, а я стою под этими дверями и рыдаю, типа, что ребенка отдала на растерзание врачам. Вынесли мне его и пуп на память подарили, оказывается орал он не от того, что ему больно, а что распеленали, а пуп практически сам отпал. Выписали нас благополучно домой, что было дальше, это уже другая история.


Вернуться в «Здравствуй, мир! (рассказы о родах)»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей

cron